Многоходовочка с «Евровидением»: инвалидная коляска как орудие гибридной войны

фoтo: Лилия Шaрлoвскaя

Oжидaвшeeся нa фoнe скaндaлa и рядa ужe извeстныx зaявлeний рeшeниe СБУ (Службы бeзoпaснoсти Укрaины, aнaлoгa нaшeй ФСБ) o зaпрeтe нa въeзд в Укрaину рoссийскoй учaстницe кoнкурсa «Eврoвидeниe-2017» в итoгe принятo. Юлии Сaмoйлoвoй зaпрeщeн въeзд нa три гoдa, «нa oснoвaнии дaнныx o нaрушeнии eю зaкoнoдaтeльствa Укрaины», кaк сфoрмулирoвaлa пoзицию прeдстaвитeль СБУ Eлeнa Гитлянскaя. Oднaкo eсть пoдoзрeниe, чтo интригa нa этoм нe зaкoнчилaсь, a впeрeди eщe нe oдин aкт Мaрлeзoнскoгo бaлeтa с учaстиeм Рoссии и ee пoслaнницы на конкурсе европесни в Киеве…

Когда еще в феврале в России вдруг начали громко и нервно обсуждать идею бойкота «Евровидения‑2017», функционеры EBU (Европейского вещательного союза) старались изо всех сил умиротворить ситуацию. Они очень хотели видеть Россию участницей конкурса — для них важны наши размер, аудитория, рейтинги… Но даже они, по сведениям «МК», «испытали легкий шок», узнав о назначения Юлии Самойловой российской европосланницей.

Не потому, что она певица-инвалид, а потому, что из ее инвалидной коляски, как из того афористичного шкафа, посыпались скелеты, которые еще больше запутали и обострили ситуацию. Хотя опять же формально Россия всегда и громко против «политических подоплек» и «коварных провокаций». А желание побороться за победу на «Евровидении» под флагом России высказывали и другие исполнители, не только крайне талантливые и профессиональные, но вполне уместные в контексте существующих напряжений в отношениях между двумя странами. Но не захотели таких креатур — не интересно без нервного срыва и громких боданий…

Формально заверив EBU некоторое время назад в процессе кулуарных переговоров о своем «искреннем» и благородном желании «не обострять ситуацию» бойкотом или назначением «провокационных персонажей» (отчего у еврофункционеров отлегло от сердца), Россия поступила сверхнеожиданно. Такая вот загадочность русской души, преподносящей то и дело нежданчики и сюрпризы. Всем на радость…

И эти все стоят теперь на ушах. Глава Службы безопасности Украины, вынужденный реагировать на факт «незаконного пересечения границы» г‑жой Самойловой, побывавшей с выступлением в Крыму в 2015   г. и поучаствовавшей после этого в публичной дискуссии в соцсетях с высказываниями, для Украины болезненными и неприемлемыми, уже несколько дней назад сообщал о том, что «соответствующий документ (о   запрете на въезд артистки в Украину) уже подготовлен», НО «решение еще не принято».

Теперь уже и решение принято. Более того, было заявлено, что «на предмет посещения Крыма» СБУ проверит всех участников будущего конкурса, а еще одной «подозреваемой» стала участница из Армении Арцвик Арутюнян.

Надо понимать при этом, что «соответствующий документ» вряд ли мог быть другим с позиции СБУ. Однако не исключено, что позднее, когда каждая из возмущенных сторон (и Россия, и Украина) громко выскажется о произошедшем, всласть наплюются друг на друга, отстаивая, что называется, честь своего мундира и каждый — свою правду, будет принято еще одно решение — в порядке исключения, из гуманных побуждений и   т.д. Как это уже было недавно, например, с Наташей Королевой. Исключать такой поворот событий совершенно нельзя, учитывая, что третьим и не менее серьезным игроком в этой ситуации остается EBU, оказавшийся меж двух славянских огней, но из последних сил пытающийся исполнить роль кота Леопольда с его причитаниями: «Ребята, давайте жить дружно».

фото: instagram.com
Юлия Самойлова с мамой.

Тем более что российский «сюрприз» застал, конечно, всех врасплох. Юлия Самойлова не фигурировала в т.н. «черных списках» СБУ, ее крымский вояж попросту «проглядели», поскольку до последнего времени певица не была заметным медийным персонажем, к которым приковано пристальное внимание спецслужб. И   с   этой точки зрения авторы решения о ее поездке на конкурс вроде бы и соблюли все формальные договоренности, хотя, как представляется, абсолютно исключено предположение, что они не догадывались о возможных последствиях и не подозревали о крымской «подоплеке» своей креатуры.

Таким образом, техничным маневром мяч в игре под названием «возможный бойкот» был перекинут Россией на поле противника, где участница в инвалидной коляске становится не только заложницей, прикрывающей хрупкой спиной «коварных бармалеев», а настоящим музыкальным зенитно-ракетным комплексом в «гибридной войне». Мол, мы-то «за», мы ничего не бойкотируем, но, видите, эта «хунта» не дала бедной девочке пропеть слезливую песенку Flame Is Burning.

EBU сейчас, конечно, мечется в панике. Они не могут открыто заявить, что требуют от Украины нарушения их собственных законов. «Евровидение» хоть и международный конкурс, но никогда не призывало к правовому нигилизму в отношении стран, по которым оно кочует. Но все возможные усилия, чтобы «транквилизировать» ситуацию, они, разумеется, будут предпринимать в формате челночной, кулуарной дипломатии.

Президентский пресс-секретарь Песков в свою очередь, как всегда, невозмутим: «Такой опции, как замена исполнителя, который уже определен, не предусмотрено». Действительно, не предусмотрено. EBU может только дисквалифицировать страну, если песня содержит «политически мотивированную подоплеку». В лирико-романтической Flame Is Burning такой подоплеки, конечно, нет   — одни слезы и страдания. Замена участника, возможно, и могла бы стать прецедентом, но для этого EBU должен изменить регламент, что представляется сейчас с трудом, а уж Россия тем более на это не пойдет из принципиальных соображений о «собственной гордости».

А значит — бойкот, причем уже не совсем понятно, с чьей все-таки стороны, и возможная отмена трансляции конкурса в России, что для «Евровидения» равносильно если не катастрофе, то мощному удару под дых.

Ситуация патовая. Умнее всего для Украины было бы, наверное, сделать все-таки благородный жест на пике кипения страстей, чтобы таким образом не сыграть до конца в ту игру, которую ей навязывают. Но советовать ей поступить именно так, а не иначе, было бы тоже крайне легкомысленно.

Впечатленный как-то фразой президента музыкант-бунтарь Вася Обломов выпустил хит и альбом «Многоходовочка» с резюме в заглавной песне, далеким от оптимизма, но, увы, реалистичным: «И счастливой не будет концовочка, это   — многоходовочка, это   — многоходовочка»…

Артур ГАСПАРЯН

КОММЕНТАРИИ

Пресс-служба Первого канала выпустила короткое заявление: «Даже на предоставленную возможность попытаться выглядеть цивилизованными у украинской стороны здравого смысла не хватило. Очень жаль». О дальнейших шагах и о том, будут ли они вообще предприниматься, пока ничего не сообщается. Тем временем в медиа и соцсетях уже бурно комментируют последние известия. «МК» обратился к певице Наташе Королёвой и продюсеру Яне Рудковской за их мнениями — не только как профессионалов, а как людей, имеющих прямое отношение к теме разговора. Одна — в контексте взаимоотношений с СБУ, другая — как победоносный продюсер в истории «Евровидения».

Наташа КОРОЛЁВА: «Надежда на чудо»

— Когда мне запретили въезд на Украину, мы подали в суд. Потому что мне хотелось посмотреть на эти бумаги про «шпионку Кремля», на основании которых мне был запрещен въезд на собственную родину. А у меня умерла бабушка, как вы знаете. В этой ситуации, как я думаю, все-таки какой-то человеческий фактор возымел верх над политическими аспектами и всеми этими разборками, которые происходят сейчас. Меня впустили в страну, но в качестве исключения — по семейным обстоятельствам. В контексте Юли, честно говоря, я до последнего верила, что все политические моменты уйдут все-таки на второй план. Не знаю, сработает ли здесь «прецедент Королёвой», потому что у меня не было ни рычагов, ни людей, которые мне могли бы помочь в моей ситуации (когда надо было ехать на похороны бабушки). Я рассчитывала на чудо, и оно произошло. Поэтому, наверное, и с Юлей должно произойти какое-то чудо. Только на это надежда.

Яна РУДКОВСКАЯ: «Я бы отказалась от трансляции конкурса»

— Я могу понять, если бы на конкурс не пустили здорового человека — за то, что он где-то не так выступил. Но не пустить человека с ограниченными возможностями, забрать мечту, к которой она шла всю свою жизнь, это, конечно, вопиющий факт. Для меня странно молчание со стороны евровизионного комитета. Я считаю, они не должны были допускать такое безобразие. Мне стало стыдно за тех людей, которые вынесли такое решение. Я считаю, что со стороны России должен быть подан иск в Европейский суд по правам человека, потому что мне кажется, что здесь стопроцентное нарушение прав инвалида, прав конкурсанта. Все же говорят, что мы за инклюзивное общество, за права инвалидов, а тут взяли и забрали у человека мечту. И на месте телеканала я бы, конечно, отказалась в этом году от трансляции конкурса.

Читайте материалы: «Юлия Самойлова о «Евровидении»: Меня подкосила операция, но я смогу»!

«Кобзон обрадовался возможному недопуску Самойловой на «Евровидение»

«Мария Максакова: «Как низко я пала!»

Смотрите фоторепортаж по теме:

Бесстрашная и талантливая: Юлия Самойлова стала голосом России на «Евровидении-2017″

9 фото

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.